Главная»Новости Союза»Рябцева Анна Ивановна

Рябцева Анна Ивановна

Поделиться в социальных сетях

Член Женсовета Суворовского района Гаврилова Нина Николаевна рассказывает воспоминания о своей маме, труженице тыла Рябцевой Анне Ивановне.

Моя мама, Рябцева Анна Ивановна (в девичестве Тимошина) родилась в 1925 году в деревне Ширяево Лихвинского уезда. В семье колхозников было семеро детей. Анна была вторым ребёнком. Самый младший родился незадолго до войны, в 1940 году. Семья была дружная, трудолюбивая. Старшие все работали в колхозе. Самых маленьких отдавали в ясли-сад. Подросткам тоже забот хватало. Надо было помочь по уходу за домашний скотом, на огороде, да и в колхоз бегали на помощь родителям, трудодни зарабатывали. Мама рассказывала: «Мы никогда не голодали. Мясо, овощи свои были. А осенью, как колхоз начнёт по трудодням урожай распределять, нам больше всех начислялось. Соседи говорили: опять Дуняшке (так бабушку звали) несколько подвод привезли. И зерна, и сена хватало.»

22 июня 1941 года страшная весть разнеслась: война! Первым узнал из сводок новостей по радио председатель колхоза и всем объявил. Маме ещё не исполнилось 16 лет. Она только закончила семилетнюю школу.

По осени вошли в деревню немцы. Впервые мама близко увидела фашиста, когда ходила с подругами в лес за грибами. Офицер проехал на поджаром коне мимо девушек. Они испугались тогда, но он не остановился.  Через пару дней два мотоциклиста проехали по деревне, немного позже прошагали солдаты. Ходили по домам, забирали кур, поросят. Но хозяева постарались часть скота и птицы забить и попрятать до прихода фашистов.  Собрали людей, заставили выбрать старосту. Жители выбрали старосту себе по душе, хорошего человека. В деревне фашисты не свирепствовали и не остались, пошли дальше, к п.Ханино.

В ближнем лесу объявились партизаны. Дедушка часто ходил в лес, передавал какие-то сведения. До войны он работал в сельсовете. По мнению мамы, её отец был связным. В холодные осенние ночи партизаны приходили в деревню.

После освобождения Черепетского района прямо под Новый год забрали на фронт старшего сына Александра, 1923 года рождения. Ему летом исполнилось 18 лет. Он тогда учился в п. Товарково в ФЗУ. Дедушке, Тимошину Ивану Никитичу, к тому времени было уже 39 лет, и в январе 1942 года ему тоже пришла повестка. Время было страшное. Переживали   за жизнь тех, кто уходил на фронт, может быть, навсегда. И из ближних деревень уходили мужчины защищать родину. Оставались женщины, старики, дети. Вся тяжесть деревенской жизни военного времени легла на их плечи. Надо было пахать поля, выращивать хлеб, готовить корм для скота — коров, быков — основной тягловой силы в деревне. Лошадей осталось мало.

Рабочий день колхозников начинался вместе с рассветом и заканчивался поздно вечером. Соха, борона, ручной плуг – основная рабочая техника военных лет в колхозе. Часто к пахоте привлекали детей. Один держал плуг, а второй должен был тянуть за собой запряженного быка или корову, потому что всех лошадей забрали на нужды армии. Заставить корову идти прямо и тащить плуг или борону было трудно. Животные не слушались. Они тоже измученные были и многочасовым трудом непривычным, и кормёжкой плохой.

На вспаханных полях сеяли пшеницу, рожь, сажали картошку. Был еще и колхозный огород. Летом женщины целыми днями под солнцем работали на прополке. Подростки помогали им. Траву не выбрасывали, а в фартук собирали – еда корове.

А дома своё хозяйство, маленькие дети. Тут уж без детской помощи никак не обойтись: и за малышами присмотрят, и скотину накормят. Очень тяжело доставались посевная, летняя страда и уборка. Но поля засевали и урожай убирали весь, как бы трудно ни было. Сами жили впроголодь, а на нужды Красной Армии продукцию отправляли.

Вместе с другими молодыми женщинами маму послали однажды на строительство оборонительных сооружений куда-то под Калугу на несколько недель. Окопы и противотанковые рвы рыли. Тяжело было лопатой тонны земли перекидывать, но все понимали, ради чего трудились. Никогда не сомневались в победе нашей армии.

Однажды в 1942 году семья получила письмо от старшего сына Саши. Он писал, что стоят они под Сухиничами вместе с одним из земляков. И мама с сестрой того земляка отправились в Сухиничи, повезли сухари, чтобы подкормить своих родных братьев и повидаться. Путь, конечно, был нелегкий: то пешком, то на попутных подводах. Даже солдаты где-то подвезли девушек на машине. Дошли до той части воинской, а брат оказался в разведке. Ждала его, но всё-таки повидались.  Обратный путь был сложнее. При проверке документов попали под арест, ночь просидели в сарае. Утром выпустили. А позже в сельсовет пришла бумага: требовалось заплатить большой штраф за пребывание в военной зоне.

Дедушка до Берлина не дошёл — был сильно ранен и контужен под Харьковом. Мама вспоминает, как из п. Ханино им пришло известие, что Тимошин Иван Никитич находится там в больнице. Бабушке дали лошадь, и она поехала за мужем. «Подъехала телега. Отец сидит, улыбается.  Дети подбежали радостные, а у него слёзы покатились из глаз, и молчит. С подводы помогли слезть. Гладит он левой рукой маленьких по голове и не говорит ничего. Правая рука висит плетью, и левая нога бездействует. Попытался что-то сказать – получилось, как бы мычание. Оказывается, после контузии говорить не мог». Потом Иван Никитич окреп, приловчился работать левой рукой. Хотя ходил с костылём, всё умел: штукатурил, белил избу, ворочал и сгребал сено, строгал, держал пчёл. Речь полностью не восстановилась, но была понятна.

Жить всем в военную пору трудно было. И холодно было, и голодно. Но в деревне всё же полегче. С весны зелень была подспорьем в еде. Много чего съедобного растёт в лесу и на лугу. Ребятишки с ранней весны до поздней осени находили, чем полакомиться. Также собирали лебеду, крапиву, цветы клевера, которые добавляли в хлеб. Картошку мороженую собирали по полям. Солили на зиму кроме капусты и огурцов молодой борщевик, грибы. Леса вокруг Ширяево грибные да ореховые.

Невыносимо трудное время закончилось после Победы, хотя восстановление мирной жизни тоже было нелёгким. У мамы образование было семь классов, по тем временам приличное. Её взяли работать в налоговые органы п. Ханино. Отработала мама два года страховым агентом. Несколько деревень было в её ведении. Весь родной край исходила пешком по деревням. Рассказывала, как трудно было собирать страховки, подписывать сельчан на облигации государственного займа. Люди ведь жили бедно, и денег лишних почти ни у кого не было. К каждому требовалось найти свой подход, войти в доверие. Мама характер и возможности каждой семьи знала.

Потом вышла замуж за участника войны Рябцева Николая Николаевича, стала жить в деревне Токарёво и работать в совхозе «Черепеть». Не тяготилась никаким трудом. Работала телятницей, дояркой и разнорабочей. Воспитали трёх детей. Потом с внуками каждое лето нянчилась.

Моя мама, Рябцева Анна Ивановна, прожила долгую трудную жизнь. Она успела отметить свой 93-й день рождения. Очень много знала и помнила. Все племянники, когда пытались вспомнить что-то из прошлого, непременно звонили ей. В копилке её наград медаль «За доблестный труд», юбилейные военные медали и благодарности за работу в послевоенное время.

Наши мамы, бабушки, прабабушки взяли на свои плечи тяжёлый груз военных работ. Они хотели, чтобы в будущем люди жили под мирным небом, и ради этого всё вынесли. Мы не имеем права забывать это. И благодарность нашим предкам должна быть вечной!

Информация публикуется в год 80-летия обороны города-героя Тулы в Великой Отечественной войне, 45-летия присвоения Туле почетного звания «Город-герой» и 80-летия Союза женщин России как правопреемника Комитета советских женщин в рамках реализации Тульским региональным отделением Общероссийской общественно-государственной организации «Союз женщин России» социального проекта «Этих дней не смолкнет слава» при поддержке Правительства Тульской области.

 

 

Предыдущия новость

Муза Емельяновна Рожкова

Следующая новость

Кузьмина Мария Михайловна

No Comment

Leave a reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *