Главная»Материал по Дню Победы»#ЖенскоеЛицоПобеды. Свиридкина Нина Ефимовна

#ЖенскоеЛицоПобеды. Свиридкина Нина Ефимовна

Поделиться в социальных сетях

В год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне, в Год памяти и славы Тульское региональное отделение Общероссийской общественно-государственной организации «Союз женщин России» реализует социальный проект «Женское лицо Победы».

В рамках проекта публикуем биографические очерки о женщинах, которые проживают на территории Тулы и Тульской области, годы жизни которых выпали на период Великой Отечественной войны.

Свиридкина Нина Ефимовна

Свиридкина Нина Ефимовна родилась 9 ноября 1929 г. в дер. Большая Шишовка с. Никитское, в бедной крестьянской семье. Отец —  Портнов Ефим Михайлович, 1886 г.р. был портным в деревне, а мама – Портнова Мария Ивановна, 1901 г.р., оставшись сиротой, рано начала работать, активно проявлять себя, сначала была бригадиром в колхозе им. К. Маркса, потом парторгом, председателем колхоза, сельсовета, директором детсада.

1920-30 годы – это годы коллективизации и великого перелома в СССР, тяжелые, голодные годы, канун Второй мировой войны. На это время пришлось детство Нины Ефимовны. В 1936 г. Она пошла в Никитскую сельскую школу, куда за 2 км приходилось ходить пешком. Здесь успешно училась, активно участвовала в художественной самодеятельности, была комсоргом школы. Потом в связи с переходом мамы на работу в Волово на должность инструктора райкома партии, позднее и зав. райсобесом, семья переехала в п. Волово.

Начало Великой Отечественной войны резко поменяло жизнь семьи. Каждый день был наполнен страхом за жизнь земляков, своей семьи. Семья Нины Ефимовны, семья членов партии, осенью 1941 г. была эвакуирована в Казахстан. Здесь они прожили до весны 1942 г., вернулись в сожженную родную деревню. Школу Нина Ефимовна закончила в 1948 г.

Потом поступила на 1 курс Тульского пединститута, факультет «Русский язык и литература». Закончила 2 курса, т.к. учителей в районе не хватало, её направили работать в Покровскую восьмилетнюю школу. Проработала 3 года. Здесь в 1951 г. вышла замуж за Свиридкина Петра Митрофановича 1926 г.р.  и после рождения первенца сына Валерия, оставила вуз, перейдя на 4 курс. В семье всего четверо детей: сыновья Валерий, Петр, дочери Светлана и самая младшая Лариса. Муж ушел из жизни очень рано, в 54 года в 1981 году.

Нина Ефимовна работала в детском саду п. Волово воспитателем 15 лет. Потом по состоянию здоровья в 1968 г. перешла в Воловскую среднюю школу №1 лаборантом. Там и работала вместе с мужем, учителем рисования, черчения и технологии, здесь учились и все дети. После смерти мужа, смогла проработать только 4 года. Состояние здоровья резко подорвалось, поэтому ушла на пенсию по инвалидности, на 2 группу пожизненно. Тогда ей было 55 лет.

Дети выросли, получили образование, работу, обрели свои семьи. Младшая дочь Лариса, закончив Тульский пединститут, вернулась в родную школу преподавателем истории и обществознания в 1987 г, где и работает поныне. У Нины Ефимовны 5 внуков и 5 правнуков. Недавно она отметила 90- летний юбилей и к празднованию 75-й годовщины Победы была награждена медалью, ценными подарками. Также неоднократно награждалась юбилейными медалями к Дню Победы, получала поздравительной письма от Президента, губернатора и главы Воловского района. Нина Ефимовна — Ветеран труда и труженица тыла.

 

Свое детство, опаленное войной, вспомнила труженица тыла Нина Ефимовна Свиридкина:

«Невозможно забыть эти тяжелые времена… Летом 1941 года мне было 11 лет. Мама, Мария Ивановна Портнова, член партии со стажем (1901 года рождения), работала в это время в администрации поселка Волово, инструктором райкома партии и возглавляла райсобес. Семья вынуждена была переехать к ней в Волово, я тогда пошла в 5 класс. Мне пришлось увидеть и услышать впервые грохот разрывающихся бомб над поселком в 11 лет. Тогда были разбиты два железнодорожных дома. Страх заставил жильцов бежать в село Волово, и остаться там на ночь у знакомых людей.

Вскоре пришел приказ о немедленной эвакуации семей партработников. Семья Портновых (родители и трое детей) были эвакуированы в ноябре: ночью, в товарных закрытых вагонах они ехали более 3-х суток. Поезд ехал с большой скоростью, потому что бомбили. Воды не было, и еды было очень мало. Чудом они добрались до северного Казахстана.

Там встретили нас гостеприимно, как родных: накормили, оставили нам свое жилье, а сами ушли в юрты. В той местности мы прожили почти 9 месяцев. Вернулись обратно уже в 1942 году, война была еще в самом разгаре. Приехали в Никитское, перед нами было разрушенное село – не осталось почти ни одного целого дома. Во время дождя мы стояли в дверных проемах – голодные и холодные.

В селе находились, в основном, женщины с детьми и старики. Нужно было поднимать колхоз, пахать и сеять, восстанавливать дома. Моя мама возглавила сельский совет шести колхозов, заботилась о каждом, пыталась решать трудные задачи.

Не было лошадей, не хватало плугов, тракторов тем более. Пахали ребята, женщины. А мы, девчонки, обрабатывали свеклу, косили, делали снопы, которые потом на палках переносили в скирды. Я тоже работала с мамой, уставали так, что натирая руки до кровавых мозолей, не чувствовали боли. Но я понимала, даже немного гордилась, что могу чем-то помочь взрослым, вырастить хлеб, свеклу, картофель, а главное – помочь колхозу, району.

Часто бригадиры ходили по домам, собирая нас, девочек, для веяния зерна по ночам (я крутила вручную веялку). А еще работали в поле, на молотилке. Грязные, усталые, полуголодные, мы засыпали прямо на рабочем месте.

Иногда, женщины, чтобы поработать в поле, просили посидеть с их маленькими детишками, младенцами, здесь же: она покормила быстро, а я до вечера «нянькалась».

После покоса, вместе со всеми, приходилось сгребать сено граблями. Работа была ежедневной, никто и никогда не отказывался помогать взрослым. Пища была скудной: пекли хлеб из натертой свеклы и картофеля с горсткой муки, ели квас, иногда из полугнилых картофелин, найденных в поле, пекли блины.

Девчонки и мальчишки рано взрослели в таких нелегких условиях военного времени, работали наравне со взрослыми.

А еще я все-таки училась в школе, ходила пешком в центр Никитского. В школе было холодно, замерзали чернильницы, не было тетрадей, поэтому писали на старых книгах или газетах.

Осенью 1943 года на фронт ушел брат Женя, ему было 17 лет. Воевал на Ленинградском фронте, там шло снятие блокады. Во время боевых действий он был тяжело ранен, комиссовали его в январе 1944 года. И тут тяжелый удар для нас, умирает папа – Ефим Михайлович Портнов. В это время мне не исполнилось и 15 лет.

В село возвращались раненые мужчины, но большинство семей получали «похоронки», мужчины 1923-24 годов рождения, почти никто не вернулся с поля боя.

В 1944-45 годах жизнь начала медленно восстанавливаться в колхозах, стало немного легче. Но нашей семье было очень тяжело, так как все заботы легли на плечи мамы. Школу я закончила в 1948 году.

Как же нелегко это вспоминать! Когда на твоих глазах женщины, в одиночку, без мужчин воспитывали детей, бескорыстно трудились и находили радость в мирной жизни, как дети не видели настоящего детства, им некогда было играть.

Дай Бог, никогда и никому не переживать такого – ни военного, ни послевоенного времени!»

 

Предыдущия новость

Кинолекторий памяти героев в Белевском районе

Следующая новость

#ЛИЦА СЖР

No Comment

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *